Волшебство науки
История науки Биографии Открытая наука Исследования Автодром Библиотека

Вера Евстафьевна Богдановская

Воспитанницей Петербургских высших женских курсов была талантливая В. Е. Богдановская (1867 — 1896), жизнь которой так рано и трагически оборвалась в полном расцвете таланта.

Вера Евстафьевна Богдановская родилась в Петербурге 17 сентября 1867 г. в семье известного профессора-хирурга Е. И. Богдановского. До 11 лет она обучалась дома, вместе со старшим братом и младшей сестрой; дети были погодками. Воспитывали детей Богдановские в свободолюбивом демократическом духе. Брат Богдановской был уволен из Харьковского университета (1886) за участие в нелегальной сходке и эмигрировал за границу, где пробыл два года.

Еще в детстве Вера Евстафьевна проявила способности к паукам и искусству, 13—14-летней девочкой писала стихи. Из воспоминаний В.В. Вересаева мы видим, что знаменитый писатель и врач считал ее выдающимся человеком, так много знаний, остроумия и находчивости проявляла ивсем юная Богдановская.

В 1878 г. она поступила в Смольный институт и отлично окончила его. В 1883—1887 Богдановская училась на физико-математическом отделении Высших женских курсов, где обратила на себя внимание профессоров своими способностями. В Большой Советской Энциклопедии приводятся данные о том, что Богдановская окончила Петербургский университет, однако Богдановская, по всей видимости, лишь посещала некоторые курсы, читаемые в университете. Окончив Бестужевские курсы, Вера Евстафьевна два года (1887 — 1889) работала в лабораториях курсов, а также в лабораториях Академии Наук и Военно-хирургической академии .

В октябре 1889 г. Богдановская уехала в Женеву. Здесь два с половиной года она слушала лекции по многим предметам в университете и работала в лаборатории у известного химика Карла Гребе. По рассказам В. Ивановской, она хотела заняться в лаборатории Гребе изучением фосфорного аналога синильной кислоты. Однако Гребе не одобрил этой темы и предложил другую - изучение реакции восстановления дибензилкетона. Занявшись этой работой, Богдановская установила, что дибензилкотон может быть превращен в дибензилметан через ромежуточный продукт — дибензилкарбинол. Для получения этого вторичного спирта, впервые синтезированного и описанного Богдановской, она использовала метод применявшиися ранее только для восстановления жирных кетонов; восстановление дибензилкарбинола в углеводород (под действием йодистого водорода и красного фосфора) протекало без затруднений.

Изучение реакции восстановления дибензилкетона в щелочной среде показало, что она приводит к образованию значительного количества бензойной кислоты и калийной соли оксикислоты. Богдановская определила строение этой оксикислоты и, главное, установила, что наряду с альдегидами существуют и кетоны, способные окисляться без разрыва молекулярной цепи. Этот вывод имел общее значение, поскольку расширял рамки классического представления о процессе окисления спиртов и кетонов, созданного трудами Бутлерова, Попова, Вагнера и др. Из оксикислоты Богдановской при нагревании образуется дифенилэтилен (стильбен),что позволило ей составить схему данного химического превращения:

Химическая реакция, открытая Верой Богдановской

В диссертации есть разделы, посвященные изучению дибензилкетона, дибензилкарбинола, процесса конденсации дибензилкетона с фенолами, окисления дибензилкетона в щелочной среде, приведено много аналитических доводов, подтверждающих состав и структуру синтезированных и изученных соединений. При этом автор рассматривает не только строение молекул, но и их пространственную конфигурацию.

Подробное исследование дибензилкарбинола послужило Богдановской темой докторской диссертации, защищенной ею в Женевском университете в 1892 году. В обзорной части труда автор ссылается на работы своих предшественников — К. Гребе, И. Вислиценуса, А. П. Дианина, А. А. Волкова. Продолжая работы Байера и Дианина, Богдановской удалось осуществить конденсацию жирноароматического дибензилкетона с фенолами в присутствии серной кислоты, т.е. получить диоксидифенилдибензилметан по схеме:

Химическая реакция, открытая Верой Богдановской

Богдановская описывает получение сложного циклического неподдельного углеводорода, для которого она предлагает формулу тетрафенил-дициклопропена

Химическая реакция, открытая Верой Богдановской

Но эти данные требуют дополнительного подтверждения, поскольку трехчленные циклические системы с краткой связью в кольце являются непрочными, весьма напряженными системами. В химической литературе общепринято мнение, что циклопропен впервые был получен только в 1922 г. советскими химиками — Н. Я, Демьяновым и его дочерью М. Н. Дояренко. Впрочем, Богдановская описывает замещенный циклопропен, а как известно, замещение в трехчленном кольце вызывает дополнительную деформацию углеродных тетраэдров и приводит к некоторому упрочению цикла (работы Ингольда и др.).

Богдановская показала, что по своему химическому поведению дибензилкетон занимает промежуточное положение между жирными и ароматическими жетонами, причем ближе к алифатическому ряду. При энергичном восстановлении дибензилкетона в качестве конечного продукта она получила углеводород дибензилметан (дифенилпропан).

Дибензилкарбинолу, дибензилкетону и реакциям конденсации на их основе Богдановская посвятила серию статей, опубликованных в ЖРХО в 1891 — 1894 гг., одну большую статью она поместила в немецкий журнал. Богдановская принимала активное участие в издании ЖРХО, будучи помощником главного редактора Н. А. Меншуткина.

Из трудов Богдановской развитию синтетической органической химии наиболее способствовали работы по изучению конденсации кетонов с фенолами и по окислению и восстановлению кетонов. Процессы уплотнения кетонов с фенолами при oдновременной или последующей конденсации с формальдегидом, используемые для получения синтетических смол, были запатентованы в 1914—1927 гг. рядом американских и немецких фирм. Работы советских ученых — Д. А. Кардашева, особенно Г. С. Петрова — обеспечили широкое внедрение в промышленность высокомолекулярных синтетических смол реакции конденсации кетонов с фенолами; в открытии же и изучении этой реакции большая заслуга принадлежит Богдановской.

В последние семестры пребывания в Женеве (1891-1892) Богдановская вела частные занятия по теоретической и аналитической химии с большой группой русских студенток и студентов; занятия происходили в помещении интернационального Общества женевских студенток.

Возвратившись на родину, Богдановская некоторое время преподавала химию в Ново-Александрийском институте сельского хозяйства и лесоводства, продолжая научные исследования. Здесь она открыла и изучила начальные продукты окисления вторично-третичных гликолей.

Осенью 1892 г. Ветра Евстафьевна была приглашена на должность ассистента профессора М. Д. Львова по кафедре химии Петербургских высших женских курсов. Вначале она вела лабораторные занятия по неорганической химии со слушательницами первого курса, проводила собеседования по теоретической химии. Все это делалось с большим мастерством. Обладая даром слова, обширными познаниями и большим педагогическим талантом, Богдановская вскоре стала читать лекции. Ее любимым разделом науки была органическая химия, в частности учение о тонкой пространственной конфигурации молекул.

Еще в Женеве, общаясь с известным ученым Гюйи, Вера Евстафьевна увлеклась стереохимией, и на Высших женских курсах прочла систематический цикл лекций по этому предмету. Это был, по-видимому, вообще первый курс стереохимии, прочитанный в России. О педагогическом даровании Богдановской остались воспоминания ее современников. Например, Густавсон о ее вступительной локации по стереохимии рассказывал следующее: «Я думаю, что все те, которые были на ее первой лекции по этому предмету, никогда этой лекции не забудут. Никто не забудет, как блистательно Вера Евстафьевна справилась с лекцией. Она, видимо, волновалась, у всех за нее было беспокойство; но это беспокойство мало-помалу рассеивалось, уступая место удовольствию видеть, что она владеет собою, и лекция выходит ясною и изящною, без фраз, без всякого желания произвести эффект. В. Е. Богдановская сразу, что называется, овладела аудиторией, заставила всех на это время жить ее собственной жизнью, и вот этого-то прекрасного чувства, которое она заставила испытать, никто не забудет из бывших на лекции. Да, тогда на этой лекции почувствовалось всеми, что перед нами даровитая и прекрасная личность, способная возбудить глубокие симпатии».

Богдановская в совершенстве владела французским и немецким языками, была образованным, эрудированным, высококультурным человеком. «Не лишенная иронии, она доставляла своими беседами глубокое наслаждение. Удовольствие общения с ней увеличивалось тем, что эта женщина была основательно и всесторонне образованна и что она обладала замечательною ясностью ума. Когда бывало перед лекцией или в лаборатории разговор касался кого-либо из великих мыслителей: Паскаля, Декарта, Спинозы и т. п., оказывалось, что Вера Евстафьевна всегда как будто нарочно была подготовлена к такому разговору, и глубокие и оригинальные мысли, которые ею высказывались по этому поводу, несомненно указывали на ее всестороннюю образованность и ясность ее ума».

О ее выдающихся способностях исследователя, педагога, о ней как об отзывчивом гуманном человеке писал также известный энциклопедист П. А. Морозов. Сама Вера Евстафьевна говорила, что ей нужно отдавать курсисткам (слушательницам курсов) не только душу, но и свои деньги, чтобы максимально облегчить их путь к науке и культуре, чтобы хотя бы несколько человек из них стали учеными, а основная масса — хорошими воспитательницами подрастающего поколения.

Богдановская написала «Начальный учебник химии» (издан в 1897 г. в Петербурге, переиздан в 1901 г.), который пользовался большой популярностью. Он был одобрен Министерством народного просвещения и Министерством земледелия и государственных имуществ как пособие для технических, ремесленных и сельскохозяйственных училищ. По объему учебник невелик, но в нем ясно и доходчиво рассмотрены основные разделы общей химии. Он делится на две части. В вводной части даны учение об элементах, количественные законы их взаимодействия, вода и растворы, представления о кислотах, основаниях и солях; з описательной части рассмотрены свойства, добыча и применение важнейших веществ металлического и металлоидного характера. Учебник состоит из 26 параграфов.

Богдановская помогала Львову в подготовке посмертного издания (1887) «Введения к полному изучению органической химии» А. М. Бутлерова. Кроме того, она перевела с немецкого «Химию» Мурцеля, напечатала несколько десятков рефератов, во втором отделе ЖРХО, реферировала труды Байера, Коппа, Ганцша, Гребе, Валлаха и других зарубежных ученых. Ее рефераты представляли собой не простой пересказ работы данного автора, а критическое изложение его труда в сопоставлении с исследованиями других авторов.

Из естественных наук Вера Евстафьевна интересовалась энтомологией, в частности пчеловодством. В 1889 г. она опубликовала интересный очерк «Пчелы». Большое место в ее жизни занимала художественно-литературная деятельность; в этом отношении можно заметить параллель в ее творчестве и творчестве С.В. Ковалевской. Богдановская перевела на русский язык рассказ Мопассана «Le Beveillon» — «Ужин перед встречей нового года» и на французский — рассказ В. М. Гаршина «Attalea principes», сама написала много интересных повестей и рассказов, чем-то напоминающих произведения русских классиков. Из ее рассказов и повестей достойны упоминания «Материалист», «Алхимик», «В цепях», «Личное счастье», «Из жизни мечтателей», они печатались в журналах «Ребус» и «Живописное обозрение». Посмертно сборник литературных произведений Богдановской был издан в Петербурге в 1898 г. небольшим тиражом под названием: «Вера Богдановская. Очерки, статьи и отрывки», в двух томах; предполагавшийся третий том так и не увидел света.

В 1895 г. Вера Евстафьевна вышла замуж за артиллерийского генерала Я. К. Попова и уехала с ним в Вятскую губернию на Ижевский завод. Здесь, верная своему призванию, она создала небольшую лабораторию, в которой продолжала научные исследования. В частности, было принято решение осуществить мечту юности — синтезировать фосфорный аналог синильной кислоты. Для этих опытов Вера Евстафьевна использовала запаянные стеклянные трубки, которые нагревала до высокой температуры. 25 апреля 1896 г., около 10 часов утра, исследовательница увлеченно работала в своей лаборатории. Внезапно одна из трубок разорвалась, и правая рука Веры Евстафьевны оказалась пораненной. Отравление токсичным фосфористым водородом привело к быстрой смерти. Богдановская, вполне понимая неизбежность рокового исхода, мужественно переносила страдания. Скончалась она в 14.30 пополудни, через четыре часа после ранения. Газеты сообщили об этом печальном событии.

Русские химики постарались увековечить память Богдановской. В химической лаборатории Высших женских курсов был вывешен ее портрет. В первую годовщину смерти на курсах был проведен вечер ее памяти, на котором выступали Густавсон, Бекетов, Хвольсон, читали ее тихи, рассказ «Материалист». Попов в память жены внес 1000 рублей для оказания помощи нуждающимся курсистам; в этот же «фонд Богдановской» поступил и весь доход от двух изданий ее «Начального учебника химии».

Литература: Ю.С.Мусабеков. Юлия Всеволодовна Лермонтова. М.:«Наука», 1967



Далее: Брюс Яков Вилимович

Главная   |  Биографии учёных  |  Богдановская Вера Евстафьевна







Единство мира как проблема современной науки
Среди вечных философских проблем, кардинальных вопросов мировоззрения идея единства мира занимает особое место...
Ноосфера - единство общества и природы
Абсолютизация разнообразных видов и форм природных взаимосвязей нередко приводит к спекулятивным утверждениям...
Единство мира как методологическая проблема
Современный этап развития научного знания характеризуется все в большей степени тенденцией к единству науки...
© Волшебство науки, 2010-2017
Научные открытия, история науки, научные достижения, наука вокруг нас.
Биографии великих учёных. Техника и технология через призму научных теорий.